It doesn't make any sense

Спасибо 2к17

Я весь день ломал голову, как подвести итоги года. Составлял разные топы событий, анализировал что-то глобальное, пробовал кратко описать поворотные моменты. Но кому это будет интересно читать? Про каждое событие в двух словах не расскажешь — получится сухая хроника. А на то, чтобы про каждое написать отдельный текст, никогда не хватит времени. Так много всего за этот год случилось.

Про самое стоящее я еще обязательно напишу. И какой-нибудь топ потребленного медиаконтента в ближайшие дни составлю.

Но сейчас я, пожалуй, просто поблагодарю всех, кому я обязан всем хорошим, что было в этом году.

Сергея Астахова — за то, что он второй преподаватель в моей жизни, который смог влюбить меня в предмет. Да еще и в такой скучный — философию!

Татьяну Балебанову — за то, что она была первым таким учителем. И поддерживала в трудную минуту, несмотря на то, что я практически предал ее предмет и планы на меня.

Ольгу Клеменову — за шесть лет особого отношения и поддержки.

Максима и Ольгу Быковских, Анну Леонидовну, Елену Красовскую, Елену Кузнецову и Елену Рывкину — за помощь в войне с системой образования.

Александра Сенько и Татьяну Тихомирову — за то, что направили меня в правильную сторону.

Мою новую группу — за то, что вы просто лучшие. Серьезно, о таких прекрасных людях я и не мечтал. Хотелось бы побольше общаться в этом году.

Ивана Сурвилло — за то, что своим примером показывает, что реально добиться вообще всего. И за этот блог, между прочим.

Костю Валякина — за the Вышку, интересные разговоры и милые смайлики с:

Катю Собко — за то, что он разнообразит мою культурную и социальную жизнь. За самое больше количество смеха. И за то, что считает меня гораздо лучшим другом, чем я есть на самом деле.

Веру Бунтман — за то, что остается таким же близким, как раньше. Честным, рассудительным и смешным. И за самые интеллектуальные темы для разговоров.

Машу Гриненко — за то, что говорит со мной о том, о чем никто больше говорить не станет.

Витю Череповского, Леху Еранцева, Ларису Мелёхину, Полину Сергееву и Марину Неделько — за то, что не забываете меня.

Лизу Порозову — за то, что остается самым близким мне человеком, несмотря на 700 километров, которые нас почти всегда разделяют. За то, что вдохновляет меня, и вообще во многом дает осмысленность существованию. Несмотря на то, насколько я этого не заслуживаю. А еще за хороший арт и плохие мемы. <3

Маму — за все. Вообще за все. Без тебя не было бы вообще ничего. Ни этих слов, ни взаимосвязи всех перечисленных выше людей. И не в физическом плане, а в социальном. Моя личность почти полностью сконструирована тобой, и существует в таком виде благодаря тебе. Иногда я сомневаюсь, хорошо ли это. Но все вышеперечисленные люди зачем-то тут есть. А значит, все было не зря.

Спасибо всем, кто сделал мой 2к17 хоть чуточку лучше. Надеюсь, я хоть для кого-то тоже сделал его лучше.

Я надеюсь, в Новом Году все люди наверху там и останутся, а новые расширят этот список.
Я надеюсь, что этот блог будет читать больше людей, чем я перечислил.
Я надеюсь, что каждый из нас будет чаще делать то, что хочется, и думать, прежде чем делать то, что «должен».
Я надеюсь, что нас всех ждут интересные перемены в том, что мы не любим.
Я надеюсь, что все, что мы любим, останется с нами.

С Новым Годом!

Бюрократический лабиринт

Сегодня двойной пост: сначала зарисовка о впечатлениях, а потом диванная аналитика, на которую они меня натолкнули. Потому что все наши мысли рождаются в контексте других.

Часть 1: Рандомные впечатления

Сегодня остро почувствовал еще одну контрастность — на этот раз жизни университетской. А именно Вышки (НИУ ВШЭ) — уверен, что среди крупных вузов это именно ее проблема.

В отличие от старых университетов, у Вышки нет какого-то большого основного здания — она разбросана по нескольким десяткам исторических зданий в центре Москвы. У такой планировки есть свои плюсы — удобно добираться, рядом есть все необходимое. Основным недостатком является тесные помещения с часто очень странной, нелогичной и везде разной планировкой.

Но сегодня я окунулся в какой-то параллельный мир. По сравнению с ним обычные учебные корпуса казались верхом рационального архитектурного мастерства. Моей целью была бухгалтерия. Чтобы добраться до нее, я трижды поднимался на четвертый этаж и дважды снова спускался на первый. И да, я не плутал, я прошел самым коротким возможным путем. Наверняка есть какие-то служебные входы. Но чтобы простой студент смог туда добраться, ему необходимо преодолеть десятки лестничных пролетов, коридоров, переходов, аудиторий. Мне даже пришлось выйти наружу и пересечь внутренний двор. Часть этого невероятного лабиринта была каким-то темным, заброшенным подъездом, при входе в который пропадала всякая уверенность, что я вообще еще в университете. Другая часть была наполнена сотрудниками администрации. Там кипела своя жизнь, совсем не похожая на обычную университетскую. Всюду бегали тётеньки с бумагами, выясняли по телефону какие-то сугубо канцелярские вопросы. Все завалено документами, на стенах висят патриотические календари и всякие довольно странные плакатики с мемами из начала нулевых. На меня посматривали, как на редкое животное. Очевидно, немногим удается пройти лабиринт до конца. Совсем другой мир.

И вроде бы напрашивается метафора с автомобилем, которому я заглянул под капот. Но метафора неправильная. Без мотора автомобиль не поедет. А Вышка?

Часть 2: Диванная псевдоаналитика

Я пришел и попросил справу о начисленной стипендии. Сотрудница мне напечатала ее за минуту, а потом я прошел по еще двум кабинетам, где мне, не читая, просто ставили подписи и печати. И все. Весь этот огромный лабиринт, наводненный сотнями бухгалтеров, существует только для того, чтобы нажать на пару кнопок и поставить пару подписей в тех редких случаях, когда человек сможет добраться дотуда. И да, я пишу этими длинными сложноподчиненными предложениями, потому что они прекрасно передают атмосферу этого места (лол, нет, на самом деле я просто не умею писать и сокращать).

Теперь мне особенно смешно, когда люди спорят с тем, что у нас все организации перегружены бюрократией. Они просто не видели этого. Этот бюрократический ад живет только для того, чтобы каждый день печатать и подписывать тысячи бумаг, часть из которых будут отправлены в вышестоящий бюрократический ад. И там эти бумаги точно так же подпишут, даже не взглянув на них. Жалко деревья.

Но особенно жалко нас с вами — ведь это мы содержим этот бессмысленный и беспощадный аппарат на свои налоги. И только для того, чтобы прослоняться почти час в поисках нужного кабинета. Ведь эту процедуру можно элементарно автоматизировать. Она уже автоматизирована. Все, что сделала эта женщина — посмотрела мой паспорт, пробила фамилию и нажала на кнопку. Что мешает сделать форму автоматичесой выдачи этой справки через интернет? Тут даже человек, проверяющий паспорт, не нужен — недавно я регистрировался на какой-то криптовалютной бирже, и там функционировала нейросеть, сама считывающая данные со скана паспорта. Купить такую нейросеть будет гораздо дешевле, чем держать для этой цели десяти сотрудников на зарплате, и арендовать для них целое здание на Мясницкой.

И уж простите, что приплетаю сюда политику, но когда у Навального спрашивают, откуда он возьмет деньги, мне смешно. Такая же громоздкая бюрократическая структура висит на каждой организации — от цветочного магазина до Армии России. Особенно достается врачам и учителям — они занимаются этим вместо своей работы. Поэтому, например, качество преподавания в вузах сильно выше, чем в школах — здесь преподаватели действительно преподают, а бумажками занимается тот ужасный лабиринт, в котором я побывал. У школы ресурсов на содержание сотен клерков нет, а требует государство с них даже больше отчетности. И если просто взять и убрать 90% всей этой работы, оставив только ту часть, которая помогает общую статистику собирать, то не случиться ровным счетом ничего. Только высвободится половина расходов бюджета.

«Но это же безработица будет!!!»

Даже когда я напрягаю все силы воображения, я не могу представить себе человека, который бы действительно любил такую работу. По-моему, даже подметать улицы в миллион раз интереснее. Так что я не думаю, что есть люди, для которых эта работа является смыслом жизни.

Все там работают только чтобы зарабатывать. А это проблема решаемая. Дать этим людям бесплатное образование по их желанию или курсы профессиональной переподготовки. С нормальной стипендией на время обучения. И я уверен, что 90% будут рады возможности такой перемены. Наконец, без бюрократического обременения гораздо проще станет войти в малый бизнес. А он создаст и новые рабочие места.

В общем, тут есть огромный потенциал для развития. Нужно только захотеть.

Сквозь Россию

Сегодня как-то особенно остро почувствовал контрастность московской жизни. Шел по району около Шаболовской. Одна станция от кольца, то есть почти центр. Каждый третий дом либо заброшен, либо просто рассыпается на глазах. Везде какие-то ржавые индустриальные трубы прямо над улицами. Вместо нормальных зданий половина — какие-то строения непонятных форм, почти без окон. Как будто иду по территории какого-то старого полузаброшенного завода, а не по жилым кварталам в 10 минутах на метро от Кремля.

Подхожу к Площади Гагарина и сажусь на МЦК. Еду на этом тихом, комфортном и быстром детище немецких инженеров из Simens. Подключаюсь к общественному вай-фаю. Мимо проносятся зеркальные небоскребы делового центра. И как будто не я десять минут назад прыгал через яму в асфальте прямо на пешеходном переходе.

А потом небоскребы остаются позади, и снова огромные пространства непонятных индустриальных бараков и ржавых крыш гаражей. Возникла четкая ассоциация с фильмом «Сквозь снег». Там тоже был поезд, на котором последние выжившие люди бесконечно неслись сквозь просторы скованной льдами вымершей планеты. Только я бесконечно ехать не мог. Двадцать минут — и пора возвращаться в пролетающую за окном Россию.

Анонс новой рубрики для няшных геймеров!

Сейчас по моему блогу может показаться, что все, что я могу — это выкладывать свои псевдоинтеллектуальные простыни текста на тему журналистики и образования. Неправда! Я могу писать псевдоинтеллектуальную чепуху и про другое!

Например, про игровую индустрию. На самом деле, меня очень заботит проблема оторванности игр от других областей культуры и искусства. К сожалению, в сознании подавляющего большинства моих сограждан, компьютерные игры — детские игрушки, трата времени и вообще опасный наркотик.

В то же время само геймерское сообщество не слишком стремится ломать эти стереотипы. Оно в достаточной степени замкнуто на себя. Почти вся профильная игровая журналистика сама себе ограничивает аудиторию геймерами и создает контент исключительно под них. Если человек, ничего не понимающий в игровой индустрии, попробует прочитать рецензию на новую игру на каком-нибудь StopGame, он ничего не поймет.

И это проблема, которой мне хотелось бы бросить вызов. Я постараюсь делать небольшие статьи, в которых буду проводить очевидные параллели между игровой индустрией и другими сферами культуры и общественной жизни.

Хорошая современная игра — самый сложный и комплексный продукт массовой культуры, вызывающий самую высокую степень погружения, но состоящий из тех же элементов, что кино или книга. И люди с предвзятым отношением на самом деле лишают себя очень многого. Поэтому попробуем сказать «нет» этой стигматизации и заинтересовать тех, кто еще не в теме.

Глубинная псевдоаналитика #2: успешный журналист

Глубинная псевдоаналитика потому зовется глубинной, что перед тем, как начать анализ, псевдоэксперт погружается в диван настолько глубоко, насколько это позволяет закон Гука.

Почему самый успешный журналист — это популярный блогер?

Пойдем от обратного. Если вас спросить, какие новости вы читаете, вы назовете агентства и редакции, но не авторов-новостников. Рерайт новостей — самая репетативная и механическая из журналистских видов деятельности, и она требует от журналиста максимального уничтожения собственной индивидуальности. «Журналиста не должно быть видно в его тексте» — прописная истина для любого хорошего новостника. И поэтому новостник, каким бы профессионалом он не был, отдает всю свою популярность редакции, и полностью от нее зависим. Уволят его — и он ноунейм, пускай и со стажем работы. Более того, эта сфера журналистики — первый кандидат на отмирание. Ведь с быстрым агрегированием и методичным рерайтом новостей до определенного процента уникальности гораздо быстрее справится какая-нибудь нейронная сеть. Нужен будет только редактор новостной службы, определяющий повестку, да пара корректоров, исправляющих косяки ИИ.

Медийность журналиста растет с долей его творчества в материале. Интервьюер придумал, как раскрутить гостя на интересные ответы — и получил свою долю персональной известности. Репортер показал свой интересный взгляд на событие — его заметили. Спецкор сделал расследование, и тут уже те самые новостники начинают его цитировать. Максимальной свободой творчества в рамках традиционной журналистики обладают два человека — ведущий эфира и приглашенный гость — лидер мнений. Ведущий сам архитектор своего эфира, и ограничен только заданным редакцией форматом и законом о СМИ. Приглашенный опинион-мейкер вообще может говорить, что хочет, но ограничен ведущим-интервьюером.

А что если совместить этих двух людей в одном? Если человек, умеющий хорошо и интересно говорить о чем-то, сам себе срежиссирует эфир, исходя из удобного для себя формата? Получится чисто блогерский продукт, качество которого полностью зависит от креатива и компетенций одного человека.

При этом блогеров вовсе не обязательно противопоставлять СМИ. Тот же Алексей Венедиктов в программе «Персонально ваш» — чистый блогер. Он — единоличный ведущий, он опинион-мейкер и он же главный реактор, то есть формат и ред. политику тоже определяет сам. В этот момент аудитории все равно, «Эхо Москвы» они слушают или что-то еще. Они слушают Венедиктова, целиком и полностью.

Но это редкий случай — главных редакторов, способных еще и к самостоятельно агрегировать аудиторию, я почти не знаю. Но с развитием интернета СМИ стало вовсе не обязательным атрибутом для распространения контента. Так что теперь, если вы не хотите делиться своей медийностью с какой-нибудь редакцией, вам вовсе не обязательно брать ее под контроль. Можно просто вести свой бложик, и тогда весь ваш успех будет зависеть только от вас, и вся заработанная медийность будет неотчуждаема. А медийность — это то единственное, что журналист может монетизировать (на что я тут и рассчитываю, в общем-то).

Именно поэтому какой-нибудь самый лучший журналист, работающий на СМИ, только выиграет от выхода из этого сотрудничества и станет еще и самым успешным. Если конечно успешностью считать возможность превращать любимое дело в чистую финансовую выгоду без каких-либо ограничений.

Пёрсонал экспириенс #1: журфак

Чем может быть полезен журфак?

Многие журналисты утверждают, что вообще ничем. Всему можно научиться быстрее и лучше на практике.

В целом, я разделяю такое мнение. Но так уж получилось, что в этом году я поступил на журналистику. И за три прошедших месяца я даже смог выделить три полезных эффекта от этого образования.

Во-первых, наш вуз дает возможность попробовать разные стороны профессии на практике и понять, насколько это вообще твое.

Во-вторых, связи. Для журналиста успех во многом заключается в обретении медийности и субъектности, на мой взгляд. И обрести их ноунейму могут помочь только связи. На нашем факультете преподает много людей с именем в индустрии, то есть возможность эти связи обрести напрашивается сама.

В-третьих, лично для меня важно развитие коммуникационных навыков. По-хорошему, они априори должны быть у журналиста. Но если они у тебя так себе, журфак заставит тебя над этим работать, и все изменится к лучшему.

Но важно сказать, что далеко не каждый российский вуз может такое предоставить. Практико-ориентированность все-таки очень медленно распространяется, и в большинстве вузов все еще превалирует совершенно бесполезная в этой профессии теория. А ценные связи во многом определяются престижностью вуза. Сомневаюсь, что в каком-нибудь региональном вузе средней руки преподаватели — все известные журналисты. Так что если и есть смысл в журфаке, то только в хорошем, как мне кажется.

Глубинная псевдоаналитика #1: система образования

Глубинная псевдоаналитика потому зовется глубинной, что перед тем, как начать анализ, псевдоэксперт погружается в диван настолько глубоко, насколько это позволяет закон Гука.


Недавно я подумал, что наша система образования постоянно противоречит сама себе. Это видно на самых разных уровнях. И это привело к неожиданным выводам.

Достаточно задать простой вопрос: зачем ходить в школу? Чтобы учиться. То есть получать знания. В школе еще недавно можно было получать знания только от учителей или учебников, то есть опций было крайне мало. Если ты попробуешь на уроке почитать книжку, у тебя её, скорее всего, отберут — ведь не для того ты здесь, чтобы получать какие-то другие знания! С появлением смартфонов и мобильного интернета все стало еще интереснее — теперь в кармане каждый школьник носит доступ почти ко всем знаниям человечества. Неудивительно, что достать такой удобный источник знания на уроке — смертный грех.

Или, допустим, ты хочешь поступить в вуз, чтобы получать знания другого качества, более полезные для тебя. Чтобы сдать экзамены, ты нанимаешь репетиторов. И дальше ты наблюдаешь любопытнейшую борьбу школы с репетиторами, о которой я как-то раз даже писал на Меле.

Образовательная система хочет полной монополии над твоими знаниями, не позволяя получать его из других источников.


А зачем нам знания? Мне казалось, что для того, чтобы потом с их помощью зарабатывать на жизнь. Предположим, ты хорошо усваивал знания, и к 11-ому классу их стало достаточно, чтобы найти работу. Школа тут же заклеймит тебя позорным прогульщиком и бездельником, и даже попробует применить к тебе какие-то административные санкции. Не для того мы тебя 10 лет учили, чтобы ты теперь на себя работал!

И ровно то же самое можно наблюдать в университете, когда стажировка по профессии не поощряется, а наказывается в случае появления академической неуспеваемости.

Образовательная система хочет полной монополии над твоим временем, не позволяя тебе пользоваться полученными знаниями.


Итак, любая образовательная структура, даже самая либеральная и открытая, хочет полностью подчинить тебя себе, занять собой все твое время. Для системы образования не важны твои знания, и уж тем более не важна их реализация. Самоценность имеет только непрекращающийся процесс их получения и воспроизведения. Мы учимся, чтобы продолжать учиться.

При этом система образования очень успешно вкладывает в головы людей мнение о своей необходимости. Да кто тебя возьмет на работу без диплома? А школу не заканчивают только дворники, все знают. И монополия на знание, о которой мы рассуждали раньше, прекрасно обеспечивает насаждение этого стереотипа. Настолько прекрасно, что сами работодатели в это верят, когда требуют диплом о высшем. То есть документ, подтверждающий потраченные с очень низким КПД годы жизни и горы денег.

Ну а какой же интерес у всей этой образовательной системы? Конечно коммерческий, как и вообще любой корпоративный интерес в принципе. Наши несчастные 3,5% бюджета — это все еще огромная сумма, достаточная, чтобы прокормить эту систему. Поэтому государство становится в один ряд с учащимися и работодателями, пока оно верит в важность системы и пока ее кормит.

А что случится, если вдруг все научатся пользоваться гуглом, общаться с нужными людьми и мотивировать себя какими-то рациональными методами? Надобность в глобальной системе просто отпадет, причем станет лучше всем ее клиентам. Школьники-студенты будут экономить время, деньги и здоровье, работодатели будут отбирать персонал только по навыкам, максимально повышая эффективность работы, а государство избавится от целой статьи в бюджете. Плохо будет только тому огромному классу населения, который за счет этой системы живет.

И то не всем. Те, кто обладают реально полезными навыками, легко реализуют себя в рыночных условиях. Ведь для развития отдельных навыков все еще будут требоваться какие-то структуры, но это будут чисто рыночные образования, со своими прайс-листами и пиар-кампаниями.

Морали у сей басни целых две.

Во-первых, не переживайте, если у вас не складываются отношения с этой образовательной системой.

Мой друг, вместо того, чтобы готовиться к ЕГЭ, как все нормальные одиннадцатиклассники, пошел и попытался найти своим навыкам применение. Причем навыкам, которые, я замечу, школой обеспечены практически не были. В результате мы, нормальные одиннадцатиклассники, поступили в хорошие вузы на бюджет. Он сдал ЕГЭ намного хуже, и теперь учится на платном. Зато он смог так умело реализовать свои навыки, что за этот год из полного ноунейма превратился в известного в своей сфере человека. И спокойно за два-три месяца зарабатывает на год обучения в одном из самых дорогостоящих вузов страны. А если захочет — вообще уйдет из вуза. Он уже, в принципе, добился того, о чем бакалавры с красными дипломами только мечтают.

Во-вторых, следующее глобальное изменение в жизни общества произойдет именно с образованием.

По крайней мере на данный момент, как мне кажется, это наиболее назревшая проблема. До распада института государства, все-таки, еще очень далеко. А вот общая и обязательная государственная система образования в некоторых наиболее развитых странах уже понемногу начинает разлагаться. Или, по крайней мере, сильно теряет популярность. Мне кажется, это будет большой шаг вперед. Историческая... вещь, так сказать.